• hh
    • +7 (495) 258-27-41
      +7 (495) 258-28-79

    К 90-летию Совфрахта: Курьезная история из воспоминаний нашего коллеги - Александра Ткаченко.

    К 90-летию Совфрахта: Курьезная история из воспоминаний нашего коллеги - Александра Ткаченко.
    31/10/19

    Дорогие друзья и коллеги!

    Сегодня мы начинаем цикл публикаций из воспоминаний наших сотрудников, посвященных 90-летию Совфрахта.

    Начнем с юмористической и курьезной истории о находчивости и предприимчивости, которую рассказал наш сотрудник - Александр Ткаченко, со слов своего друга Евгения.

    Не запрещено – значит, разрешено

    Однажды ранним утром молодой полицейский, назовем его Гюнтером Эрлихом, патрулировал в портовой зоне Гамбурга. Он любил этот участок, хотя легким он не считался.

    Его внимание привлекла группа матросов, что-то негромко обсуждавших на нефтяном причале. Матросы были с советского танкера, появившегося здесь недели две назад. Некоторых из них Эрлих даже встречал в неформальной, так сказать, обстановке: в баре, который компания «Совфрахт» открыла в своем гостевом доме. Бар был уютным, с сытной закуской и хорошим набором напитков. Да и советские матросы, его посещавшие, никогда не вызывали подозрений, – их гамбургская полиция считала самыми дисциплинированными из иностранцев. Но сегодня русские топтались по причалу, будто пытаясь проверить его на прочность. Один даже несколько раз подпрыгнул, чуть не задев знак, запрещавший проезд по настилу. Полицейский уже было направился к матросам, но те неожиданно быстро прошмыгнули мимо него, что-то по-прежнему озабоченно обсуждая. Часа через три Эрлих столкнулся с ними вновь. Причем при весьма интересных обстоятельствах. Та же группа, но уже во главе с капитаном танкера, которого, кстати, Гюнтер накануне обыграл в бильярд в уже упомянутом баре «Совфрахта», пыталась заехать на причал на автомобиле.

    - Назад! – закричал Эрлих и бросился к причалу. Ну, что они не понимают, в самом деле, что дощатый настил машину просто не выдержит!

    Подбежав ближе, полицейский стал терпеливо объяснять нарушителям, что ездить здесь категорически воспрещается. Он показал на знак, потом на причал. Русские его, конечно, поняли, но сдавать назад почему-то не собирались. Тогда он встал перед машиной и загородил путь. Русские ждали. Чего?

    Эрлих подозвал капитана танкера и потребовал объяснений.

    - Хочу погрузить автомобиль на танкер, - просто сказал капитан и широко улыбнулся.

    - Ну, я же сказал, что нельзя заезжать на причал! – в который раз возмутился Гюнтер.

    - Надо, понимаешь, надо. Позарез! – капитан провел рукой под подбородком.

    Эрлих разозлился. Он решил позвонить в агентство «Совфрахта» и предложил капитану следовать за ним. В агентстве еще никого не было. Тогда Гюнтер набрал номер домашнего телефона одного из его сотрудников.

    - Евгений, слушаю. Водная полиция? Ах, Гюнтер?

    - У нас тут проблема, - сказал Эрлих и попросил сделать внушения капитану, отказывающемуся убирать свой автомобиль с причала.

    -А что мне делать? – услышал Евгений отчаянный голос Виктора Белова, капитана танкера. – Я купил машину, надо погрузить.

    - Подожди до завтра, закажем вам новый причал, - вошел в положение капитана Евгений.

    - А во сколько это мне обойдется? – поинтересовался Белов.

    - Две-три тысячи марок.

    -Что вы! – воскликнул Виктор. - Я машину всего за 300 купил.

    Евгений растерялся. Чем помочь капитану в таком случае, сразу не нашелся.

    - Слушай, - обратился он к Белову. – Я подумаю, что делать. А ты пока выполняй указания полицейского. И смотри не подведи. Обещаешь? Когда Эрлих снова взял трубку, Евгений заверил, что капитан по причалу не поедет. Наскоро собравшись, Евгений решил заняться проблемой Белова на месте. Он уже закрывал за собой дверь, но новый звонок заставил его вернуться.

    - Это опять водная полиция, - представился Гюнтер Эрлих. На этот раз его голос звучал так растерянно, что Евгений заволновался.

    - В чем дело? Все-таки поехали? – спросил он, уже предвкушая нешуточные разборки в порту.

    - Нет, не поехали, - тихо промолвил полицейский. И еще тише произнес:

    - Они машину понесли.

    Евгений живо представил, как десяток матросов вместе с капитаном несут легковушку к судну на своих собственных руках, а Гюнтер стоит, разинув рот, не зная, как реагировать. Как, в конце концов, словно очнувшись, он опять бежит к телефону и звонит ему, Евгению, жалуясь на русское нахальство и изобретательность, которые еще не успел оценить.

    - А что – нести тоже нельзя? – Евгений вернул Эрлиха к жизни.

    - Запрещающих знаков нет, - все еще в растерянности протянул полицейский. И попрощался.