• hh
    • +7 (495) 258-27-41
      +7 (495) 258-28-79

    Дмитрий Прахов: «Совфрахт» – моя любовь, которой я никогда не изменял»

    16/03
    Фрахтовый брокер ПАО «Совфрахт» Дмитрий Прахов недавно отметил 70-летний юбилей. Более половины своей жизни, 42 года, он посвятил работе в компании. Мы попросили его рассказать, как пересеклись его пути с «Совфрахтом» и чем запомнились ему эти годы работы.

    - Дмитрий Васильевич, расскажите, как вы начинали свою карьеру в «Совфрахте»?

    Корнями я с Волги, мой дедушка был капитаном, так что, может быть, то, что я попал в «Совфрахт» - неслучайно.
    Я закончил Институт иностранных языков им. Мориса Тореза по специальности переводчик-референт с английского и испанского языков, и в «Совфрахт» меня направили по распределению. В то время, в 1976 году, «Совфрахт» находился в высотном здании на Смоленской площади. Тогда это  была единственная, монопольная чисто фрахтовая организация, все пароходства работали только через нее, также как и внешнеторговые организации.
    В «Совфрахте» меня определили в Дальневосточную фрахтовую контору, где я в итоге проработал 15 лет. Так как у меня гуманитарное образование, сначала мне поручили работу экономиста – вести статистику по фрахтовым сделкам. Так я получил представление о мировом фрахтовом рынке, о грузонаправлениях, судах, ставках фрахта. Затем  мне дали наставника, который уже  обучал меня  фрахтовой работе. Тогда еще действовала Школа молодого совфрахтовца, которую я тоже посещал -  специалисты читали лекции, а мы потом сдавали зачеты. Также я закончил шестимесячные курсы повышения квалификации при Академии Внешней Торговли.  К самостоятельной фрахтовой работе допускали, как правило, только через два - три года.
    Можно сказать, что старт моей карьеры как фрахтовщика совпал с «золотыми» годами «Совфрахта». В 80-ые страна стала крупнейшим импортером зерна, его завозили отовсюду – США, Канады, Аргентины, Австралии. Наша Дальневосточная контора фрахтовала по 30, а то и больше, иностранных балкерных судов в месяц. Для перевозок зерна была даже создана специальная тайм-чартерная контора, которая оперировала примерно 200-ми судами.
    И так, постепенно, шаг за шагом, я вырос до старшего фрахтовщика, затем  до эксперта. В 1991 году я был направлен в представительство «Совфрахта» в Италии, компанию «Совиталмаре» в Генуе, в качестве директора, а затем был назначен и генеральным директором «Совиталмаре».
    В 2001 году я вернулся в Россию, в «Совфрахт», продолжил заниматься фрахтованием и освоил для меня новый вид деятельности – куплю-продажу судов. Я рад, что продолжаю свой путь в «Совфрахте» и по сей день. Эта компания – моя «любовь», которой я никогда не изменял, даже в трудные периоды существования «Совфрахта». После развала СССР «Совфрахт» лишился монополии на фрахтование и, соответственно, заработка брокерской комиссии, доходы снизились. Результат для многих загранпредставительств организации, как известно, был плачевный – офисы закрывались, деятельность денег не приносила. Для «Совфрахта» период был, скажем, непростой, но он выстоял, и с приходом новых руководителей, проведенной реорганизиции, компания получила новый импульс к развитию. В ней появилось ж/д направление, стала развиваться экспедиторская деятельность и многое другое. Сейчас это уникальная организация.

    - Какие самые яркие моменты запомнились вам за эти 42 года?

    Благодаря «Совфрахту» я посмотрел полмира, находясь в краткосрочных командировках. Работая в Дальневосточной фрахтовой конторе мне посчастливилось побывать в таких странах как Южная Корея, Австралия, Китай, Япония, Индия и т.д.
    Ты видишь мир, открываешь для себя что-то новое и каждый такой момент сам по себе ярок.
    Конечно же, я благодарен «Совфрахту» за мою вторую любовь – Италию. Это представительство в Генуе (Sovitalmare), где я проработал 10 лет, и за это время настолько «оброс» связями, что и сейчас поддерживаю контакты с нашими итальянскими партнерами, хотя это было еще в 90-ые.

    - А что было самым сложным?

    В нашем деле самое главное – практика. И умение общаться с клиентами, партнерами, иностранцами - брокерами, фрахтователями, судовладельцами. Это сейчас все просто – способов связи миллион, что не знаешь, можно посмотреть в интернете. В мое время печатали все на печатной машинке, относили в специальное телексное  бюро, где сообщения набирали на ленту и передавали  адресатам. Надо учитывать, что морская лексика сама по себе специфична, в ней очень много сокращений. Вся морская терминология традиционно на английском языке, поэтому знание английского языка для фрахтового брокера обязательно.
    Для фрахтового брокера нет границ в познаниях в морской области, юридических вопросах и т.д.

    - Чем, по-вашему, отличается «Совфрахт» тогда от «Совфрахт» сегодня?

    Сейчас в компании очень много молодежи. Действительно много молодых и перспективных ребят. Единственное, я наблюдаю, что многие хотят всего и сразу, или, например, приходят, смотрят, и если что-то не понравилось, сразу уходят. Раньше было немного по-другому. Раньше если ты уже пришел в компанию, то это надолго, редко кто из компании уходил.
    Но в целом, в том «Совфрахте», который есть сегодня, ощущается динамика, энергия, стремление вперед. Люди, которые здесь работают – профессионалы своего дела, они увлечены, работают на результат, и я хочу пожелать им продолжать любить свою работу и хочу сказать, что 42 года добросовестной службы "Совфрахту" - еще не предел.